Главная страница > Тематические статьи > ТБО №1 за 2021г-Паспортизация отходов. Частный случай. Р.Ф.Валеев

ТБО №1 за 2021г-Паспортизация отходов. Частный случай. Р.Ф.Валеев

«Суха теория, мой друг,

Но древо жизни пышно зеленеет.»

«Фауст», Гёте.

 

В настоящей статье хочется обсудить некоторые реальные проблемы, связанные с паспортизацией отходов обезвреживания медицинских отходов, с которыми автор столкнулся лично при оказании соответствующих услуг одному из предприятий.

 В целях соблюдения «политкорректности» конкретные названия и адреса отдельных участвующих в этих событиях сторон не приводятся, за исключением главного действующего лица, о котором станет известно ниже. 

Коротко напомню, что в соответствии с п. 1 ст. 14 Федерального закона «Об отходах производства и потребления» юридические лица и индивидуальные предприниматели «…обязаны осуществить отнесение соответствующих отходов к конкретному классу опасности».

В соответствии с п.3 этой же статьи «на основании данных о составе отходов, оценки степени их негативного воздействия на окружающую среду составляется паспорт отходов I - IV классов опасности». При этом на отходы V класса опасности паспорт не составляется.

Кроме того, для целей отчетности предприятий и государственного учета отходов новые виды отходов должны быть внесены в Федеральный классификационный каталог отходов.

Во исполнение вышеизложенных требований некое предприятие (далее – Заказчик) обратилось в ООО «Эко-Лайн» с просьбой о содействии в паспортизации отходов обезвреживания медицинских отходов на некой установке, реализующей термический метод с механическим измельчением и компактированием отходов (далее – Установка), которая более 9 лет зарегистрирована в РФ как медицинское оборудование  для утилизации и обезвреживания медицинских отходов.

В соответствии с установленным порядком Обществом с ограниченной ответственностью «Эко-Лайн» было организовано исследование заявленных отходов в одной из российских аккредитованных исследовательских организаций.

В результате проведенных исследований в соответствии с «Критериями отнесения отходов к I - V классам опасности по степени негативного воздействия на окружающую среду (утв. приказом Минприроды России от 04.12.2014 N 536) экспериментальным путем (по кратности разведения водной вытяжки из отхода, при которой вредное воздействие на гидробионты отсутствует) установлен V класс опасности отходов, а по методике ПНД Ф 16.3.55-08 установлен их компонентный состав.

Результаты исследований были направлены в территориальное управление Росприроднадзора по месту нахождения Заказчика. Спустя положенное  время в адрес Заказчика пришел официальный ответ, из которого, в частности, следовало, что претензий к установленному классу опасности отхода нет, но есть возражения по поводу применимости методики ПНД Ф 16.3.55-08, предназначенной для определения содержания в отходах производства и потребления отдельных компонентов, значительно отличающихся между собой по происхождению, химическому составу и свойствам.

Прежде, чем подробно рассмотреть это возражение, напомню, что в соответствии с приказом Минприроды России от 24.12.2010 г. N 441 «Об организации работы по паспортизации отходов I - IV класса опасности» (с изм., внесенными Приказом Росприроднадзора от 12.09.2013 N 570), организацией, на которую возложено «проведение проверки обоснованности установления классов опасности отходов для окружающей среды и их идентификация», является Федеральное государственное учреждение "Федеральный центр анализа и оценки техногенного воздействия" (далее – ФГУ «ФЦАО»).  Именно это учреждение обеспечивает информационно-техническое сопровождение Управления разрешительной деятельности по паспортизации отходов I - IV класса опасности Федеральной службы по надзору в сфере природопользования. Таким образом, территориальные органы Росприроднадзора в своих ответных письмах предприятиям  и организациям лишь транслируют выводы и решения по проверке обоснованности установления классов опасности отходов для окружающей среды и их идентификации, сделанные именно ФГУ «ФЦАО».

Рассмотрим, с учетом вышеизложенного, позицию ФГУ «ФЦАО»  с точки зрения целей и задач государственной системы регулирования сферы обращения с отходами и конкретной ситуации, связанной с обезвреживанием медицинских отходов на вышеупомянутой Установке.

Итак, государству в лице федеральных и региональных уполномоченных органов исполнительной власти в сфере обращения с отходами необходимо:

- установить виды отходов, образующихся на отечественных предприятиях, и внести их в Федеральный классификационный каталог отходов, без чего невозможно осуществлять учет отходов на предприятиях и формировать установленную отчетность по обращению с отходами;

-   установить класс опасности отходов, который необходим для расчета платежей за размещение отходов и установления единых государственных требований к обращению с отходами с учетом степени их негативного воздействия на окружающую среду, исполнение которых проверяется в рамках государственного и производственного экологического контроля.

Напомню, что при этом, одной из функций ФГУ «ФЦАО» является «проведение проверки обоснованности установления классов опасности отходов для окружающей среды и их идентификация».

Так вот, возражения ФГУ «ФЦАО» о невозможности применения методики ПНД Ф 16.3.55-08 для установления компонентного состава обезвреженных медицинских отходов сводились к тому, что, в «…размолотых до неузнаваемости отходах, представляющих собой гранулы однородного серо-коричневого цвета малого размера»  невозможно определить такие компоненты, как «картон», «резина» и «полимерные материалы», являющиеся классификационными признаками, что не позволяет включить данный отход в Федеральный классификационный каталог отходов.

Что хочется сказать по этому поводу?!

Во-первых, в реальности вышеупомянутые отходы обезвреживания представляют собой рыхлые сферические гранулы, легко разделяющиеся на более мелкие кусочки, т.е. никакого спекания в однородную массу при обезвреживании не происходит, тем более, что массовая доля полиэтиленовых пакетов, в которые собираются первичные медицинские отходы, направляемые на обезвреживание, не превышает 13% !

То, что ФГУ «ФЦАО», как и территориальный орган Росприроднадзора, об этом не знают, это понятно, они просто не видели эти отходы, как говорится, «вживую».  Поэтому, заключение о том, что отходы обезвреживания представляют собой «гранулы однородного серо-коричневого цвета малого размера», компонентный состав которых в силу однородности их структуры, невозможно исследовать с применением вышеупомянутой методики, является голословным. При этом, абзац из Технического паспорта на Установку о «гранулах однородного серо-коричневого цвета», который приводит  ФГУ «ФЦАО» в качестве довода, относится именно к цвету этих гранул, а не к однородности их структуры. А вариации этого однородного цвета гранул от серого к коричневому зависят от случайного соотношения исходных компонентов в этих самых гранулах в процессе их механического измельчения, перемешивания и тепловой обработки. 

Во-вторых, с точки зрения классификации и идентификации видов отходов сведения о компонентном или химическом составе отходов, включая их количественное содержание, не являются ключевыми (т.е. решающими), а лишь дополняют сведения о происхождении отхода и источнике его образования. Это подтверждается, в частности тем, что для многих видов отходов, содержащихся в «Банке данных об отходах», отсутствуют количественные сведения о компонентном или химическом составе отходов, а в примечании к составу основных компонентов часто перечисляются дополнительные компоненты, которые могут присутствовать в его составе  (см. сайт data.gov.ru Открытые данные России – прим. автора).  Причем, во многих отходах одного и того же происхождения присутствуют одни и те же компоненты (вещества), но в разных количественных соотношениях, что может проявиться в их классе опасности, который в этой ситуации и является ключевым признаком для отнесения одинаковых (или близких) по происхождению и компонентному составу отходов к разным видам.  

Это характерно и для отходов после обезвреживания медицинских отходов на вышеупомянутой Установке, в которых компонентный состав от одного цикла обезвреживания к другому может меняться как качественно, так и количественно в широких пределах, в зависимости от того, что именно преобладало в исходных полиэтиленовых пакетах с первичными медицинскими отходами, направленными на обезвреживание в тот или иной день (цикл).  Однако, при любом качественном и количественном соотношении компонентов как в первичных медицинских отходах, так и, соответственно, в обезвреженных, их будет объединять одни и те же происхождение (т.е. деятельность по обезвреживанию медицинских отходов) и технология (процесс) образования (т.е., в нашем случае, термический метод,  механическое измельчение и компактирование).

Более того, компонентный состав и их количественное соотношение в обезвреженных отходах однозначно связаны с компонентным составом и их количественным соотношением (за исключением влаги) в первичных медицинских отходах, направляемых на обезвреживание, поскольку в упомянутой выше Установке не применяются какие-либо вещественные или химические добавки в замкнутую рабочую камеру, которые могут изменить компонентный или химический состав конечных отходов обезвреживания, а температура сухого жара в камере (150оС согласно Технического паспорта на Установку – прим. автора) с охлаждением водой в конце цикла не приводит к деструкции исходных компонентов (бумаги, резины, пластика и др.).

И, наконец, при всей переменности компонентного и количественного состава как первичных, так и обезвреженных медицинских отходов, их состав и соотношение не выходит за некие пределы, установленные, с одной стороны, Техническим паспортом на конкретную Установку обезвреживания, а с другой, внутренними правилами обращения с отходами в том или ином лечебно-профилактическом учреждении (далее – ЛПУ), разрабатываемыми на основе единых требований СанПиН 2.1.7.2790-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к обращению с медицинскими отходами».

Проще говоря, в состав первичных медицинских отходов, направляемых на обезвреживание в штатной ситуации не может попасть ничего, кроме того, что предусмотрено инструкцией по эксплуатации Установки и внутренними правилами ЛПУ (нештатные ситуации, естественно, не рассматриваются, как не прогнозируемые и не контролируемые – прим. автора).      

Таким образом, требование ФГУ «ФЦАО» об установлении точного компонентного и количественного состава отходов обезвреживания медицинских отходов, с учетом изложенного выше, выглядит, с одной стороны, как упертое соблюдение «буквы закона», а точнее, неких своих представлений об этой «букве», а с другой - как сознательное создание административных барьеров для добросовестных предприятий и предпринимателей с непонятной целью. И это происходит на фоне четкого понимания всеми сторонами, что других разрешенных методик для определения состава и количества компонентов, «значительно отличающихся между собой по происхождению, химическому составу и свойствам», нет и, скорее всего, не будет просто по причине экономической нецелесообразности и практической невозможности её разработки!   

В заключение напрашиваются некоторые выводы.

1. Нормативно-правовое обеспечение деятельности по паспортизации отходов, действительно, не учитывает всех возможных на практике ситуаций и, при его буквальном исполнении, становится непреодолимым препятствием  для многих предприятий, искренне стремящихся к выполнению законодательных требований. При этом предприятия несут значительные финансовые и моральные издержки, связанные, например, с имиджем предприятия в глазах их потенциальных партнеров и контрольно-надзорных органов, в связи с невыполнением  установленных требований.

2. Для некоторых видов отходов (или групп однородных отходов) с  экспериментально подтвержденным пятым классом опасности, для которых даже не требуется оформления Паспорта, необходимо изменить процедуру их включения в Федеральный классификационный каталог отходов. И если в каких-то случаях и по разным объективным причинам, действительно, бывает сложно установить компонентный состав уже обезвреженных отходов, то надо ориентироваться на компонентный состав первичных медицинских отходов, направляемых на обезвреживания, поскольку он, во всяком случае, так или иначе регламентирован и определим, как минимум, качественно.

3. Отходы обезвреживания медицинских отходов, как показала жизнь, находятся в сфере интересов одновременно санитарных и природоохранных уполномоченных государственных органов власти, требования которых не всегда коррелируют друг с другом. Этот момент также необходимо урегулировать, учитывая его негативные последствия для предприятий. 

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 18 сентября 2020 г. N 1496 «О признании утратившими силу некоторых актов и отдельных положений некоторых актов правительства российской федерации, об отмене некоторых нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, содержащих обязательные требования, соблюдение которых оценивается при проведении мероприятий по контролю при осуществлении государственного экологического надзора», с 01 января 2021 года утрачивают силу:

- Постановление Правительства Российской Федерации от 16 августа 2013 г. N 712 "О порядке проведения паспортизации отходов I - IV классов опасности" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2013, N 34, ст. 4443)

- Приказ Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 5 декабря 2014 г. N 541 "Об утверждении Порядка отнесения отходов I - IV классов опасности к конкретному классу опасности" (зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 29 декабря 2015 г., регистрационный N 40331).

Это значит, что соблюдение предприятиями обязательных требований, которые содержат данные нормативные акты,  не будет оцениваться при проведении мероприятий по контролю при осуществлении государственного экологического надзора.

Но вопрос о том, как это отразится на судьбе предприятий, оказавшихся в аналогичной «частной» ситуации, остается открытым…